11 Август 2014    2360

Почему мелеет Волга?

Волга мелеет

Впереди у великой русской реки период длительного маловодья. И готовых рецептов, как его пережить, пока нет...

Житель села Заплавного Ленинского района Сергей Колосов известен односельчанам не только как успешный предприниматель, но и как опытный рыбак-любитель. С удочками и спиннингом прилегающий участок Волго-Ахтубинской поймы Колосов исследовал вдоль и поперёк. Но в этом сезоне у поклонника спортивного лова настроение «на нуле». «Последнюю зиму пойма пережила очень тяжело, — утверждает Колосов. — Много рыбы задохнулось подо льдом. Вся надежда была на весеннее половодье, после которого часть речной рыбы на лето обычно остаётся в крупных озёрах. Но из-за низкого паводка до внутренних озёр рыба не добралась».

Волгоградская пенсионерка Наталья Нестерова большую часть лета проводит на собственной даче на Культбазе. «Этой весной вода поднималась слабо, — делится наблюдениями «гидролог поневоле» Нестерова. — Поплескалась она в русле Волги и сошла, не зайдя во внутренние озёра. Сейчас водоёмы острова похожи на отталкивающего вида тинистые лужи, в которых не осталось ничего живого. Какой уж тут отдых на природе?»

Организация, в адрес которой все последние месяцы сыплется львиная доля упрёков в безводье и «гибели заповедной волжской поймы», у всех на слуху. Это ОАО «Волжская ГЭС», специалисты которой обязаны в условиях зарегулированного стока обеспечивать каждую весну оптимальный для Нижней Волги паводок. «Мы не меньше других волжан переживаем за судьбу нашей поймы и Волги, — считает главный инженер Волжской ГЭС, в здании которой на прошлой неделе собирались ведущие гидрологи региона, Андрей Клеменко. — Но в в этом году оказались без вины виноваты. В период волжского паводка наша гидростанция обязана неукоснительно выполнять спущенный сверху график пропусков воды через плотину — он до деталей согласовывается на межведомственной оперативной группе, и решение по нему принимается коллегиально, на основании научных прогнозов о водохозяйственной обстановке в волжском бассейне».

Нынешней весной, по словам представителей ГЭС, прогноз о количестве воды в бассейне Волги в распоряжении оперативной группы имелся достаточно неутешительный: двадцать процентов меньше среднемноголетней нормы. В результате сброс воды из водохранилища в паводок планировали в условиях настоящего дефицита. «Для хорошего обводнения поймы через створ нашей плотины необходимо пропускать не менее 26–28 тыс. куб. метров в секунду, но где взяться такой воде при её остром дефиците? — продолжает Клеменко. — Поэтому, когда подобную величину паводка (видимо, ориентируясь на прошлые годы), потребовали весной власти Волгоградской и Астраханской областей, эти заявки специалисты водорегулирования сочли пусть и благими, но несбыточными пожеланиями».


«Воде действительно неоткуда взяться, — солидарна с представителем ГЭС известный водохозяйственный специалист гидролог Нина Сапункова. — У такой равнинной реки, как Волга, существуют 10–12-летние циклы маловодья и многоводья. Даже в отсутствие плотин величина паводков в районе нынешнего Волгограда колебалась в пределах от 12–15 до 59 тыс. м. куб. в секунду (!). Случалось, что весенних разливов не было вовсе».


90-е годы минувшего века оказались для Волги многоводными, и это обстоятельство чиновников, мягко говоря, разбаловало. Кто-то решил, что «халявная» вода будет в Волге всегда. Никто и не думал — ни на уровне региона, ни в администрациях отдельных приволжских поселений — о расчистке от наносов русел протоков и ериков, о заглублении водозаборов. «Местные телеканалы постоянно «трубят», что водозаборы на Волге и Ахтубе начинают хватать воздух, — говорит Нина Сапункова. — Чтобы решить проблему водоподачи, видите ли, нужно просто больше подавать воды через ГЭС. Извините: я ко многим проектам капитальных водозаборов имела самое непосредственное отношение, и при проектировании минимально допустимая водность реки рассчитывалась с бо-о-льшим запасом. Значит, объекты, которые сейчас «плюются воздухом», монтировались с грубейшим нарушением проекта, с откровенной надеждой на авось. Но даже то, что мы имеем сейчас, ещё цветочки, ведь учёные прогнозируют «настоящую засуху» на Волге после 2015 года. Как её будем переживать?!»

Итак, специалисты сходятся во мнении, что обмеление Волги имеет вполне естественные, природные причины. О которых ни власти приволжских регионов, ни большинство представителей служб жизнеобеспечения почему-то долгое время не догадывались. Или — предпочитали не догадываться. И если предыдущее десятилетие ещё давало время на раскачку, то теперь все проблемы Волги придётся решать в авральном порядке…

Михаил Бобиченко, автор серии публикаций по экологии Волги:

— О проблеме «вылезающих на берег» водозаборов не мешало бы рассуждать более осторожно. Ложе Волги ниже плотины ГЭС медленно, но верно, на несколько сантиметров в год проседает из-за того, что гидроплотина неизбежно перехватывает большую часть твёрдого стока Волги: постоянно перемещаемых рекой частиц песка, ила, глины. Природа пустоты не терпит, вот река сама себе ниже ГЭС и роет русло, унося песок из приплотинного участка. Именно поэтому в некоторых регионах Верхней Волги теплоходы уже не могут нормально пройти через шлюзы. А у нас в районе Волгограда многотонные речные лайнеры еле-еле могут пришвартоваться теперь летом к берегу.

 ТОЛЬКО ЦИФРЫ

До конца нынешнего августа расходы воды через Волжскую ГЭС составят 4,5–4,7 тыс. куб. м в секунду. Такая величина достаточна для сохранения на Волге приемлемой санитарной и водохозяйственной ситуации.

Сергей НОВИЦКИЙ для АИФ



ataka

Добавить комментарий

 


Защитный код
Обновить